Треблинский ад. часть 4

Оригинал взят у jennyferd в часть 4
Автор - Василий Гроссман.

окончание, начало
http://jennyferd.livejournal.com/6543820.html
http://jennyferd.livejournal.com/6543874.html
http://jennyferd.livejournal.com/6544782.html

II

В конце зимы 1943 года в Треблинку приехал Гиммлер, сопровождаемый группой
крупных чиновников гестапо. Группа Гиммлера прилетела в район лагеря на
самолёте, а затем на двух легковых машинах въехала в главные ворота.
Большинство приехавших носило военную форму, но некоторые, возможно
эксперты, были гражданскими лицами - в шубах и шляпах. Гиммлер лично
осмотрел лагерь, и один из видевших его рассказывал нам, как министр смерти
подошел к огромному рву и долго молча смотрел. Сопровождавшие его лица
стояли в некотором отдалении и ожидали, пока Генрих Гиммлер созерцал
колоссальную могилу, уже наполовину заполненную трупами. Треблинка была
самой крупной фабрикой в концерне Гиммлера. В тот же день самолет
ройхсфюрера СС улетел. Покидая Треблинку, Гиммлер отдал приказ командованию
лагеря, смутивший всех - и гауптштурмфюрера барона фон Пфейна, и заместителя
его Короля, и капитана Франца: немедленно приступить к сожжению захороненных
трупов и сжечь их все до единого, пепел и шлак вывозить из лагеря,
рассеивать по полям и дорогам. В земле находились уже сотни тысяч трупов,
задача эта казалась необычайно сложной и тяжелой. Кроме того, было приказано
вновь загазированных не закапывать, а тут же сжигать. Чем был вызван
инспекторский приезд Гиммлера и личный категорический приказ, которому
придавалось большое значение? Причина была лишь одна - сталинградская победа
Красной Армии. Видно, ужасна была сила русского удара на Волге, если спустя
несколько дней в Берлине впервые задумались об ответственности, о возмездии,
о расплате, если сам Гиммлер прилетел самолетом в Треблинку и приказал
срочно заметать следы преступлений, совершаемых в шестидесяти километрах от
Варшавы. Такое эхо вызвал могучий удар русских, нанесенный немцам на Волге.

Вначале дело с сожжением трупов совершенно не ладилось, - трупы не хотели
гореть: правда, было замечено, что женские тела горят лучше... Тратилось
большое количество бензина и масла для разжигания трупов, но это стоило
дорого, и эффект получался ничтожный. Казалось, дело это находится в тупике.
Но нашёлся выход. Из Германии приехал эсэсовец, плотный мужчина под
пятьдесят лет, специалист и мастер. Каких только мастеров не родил
гитлеровский режим - и по убийству малых детей, и по удавливанию, и по
строительству газовых камер, и по научно организованному разрушению в
течение дня больших городов. Нашёлся и специалист по откапыванию и сожжению
человеческих трупов.
Collapse )

Треблинский ад. часть 3

Оригинал взят у jennyferd в часть 3
Автор - Василий Гроссман.

продолжение, начало:
http://jennyferd.livejournal.com/6543820.html
http://jennyferd.livejournal.com/6543874.html

Эту аллею немцы называли "дорога без возвращения".
Кривляющееся человекообразное существо, фамилия которого Сухомиль, с
ужимками кричало, коверкая нарочно немецкие и еврейские слова:

- Детки, детки, шнеллер, шнеллер, вода в бане уже остывает! Шнеллер,
детки, шнеллер!
- и хохотало, приседало, приплясывало. Люди с поднятыми
руками шли молча между двумя шеренгами стражи, под ударами прикладов и
резиновых палок. Дети, едва поспевая за взрослыми, бежали. В этом последнем
скорбном проходе все свидетели отмечают зверство одного человекообразного
существа, эсэсовца Цэпфа. Он специализировался по убийству детей. Обладая
огромной силой, это существо внезапно выхватывало из толпы ребенка и, либо
взмахнув им, как палицей, било его головой оземь, либо раздирало его
пополам.

Когда я слышал об этом существе, по-видимому, рожденном от женщины, мне
казались немыслимыми и невероятными вещи, рассказанные о нем. Но когда я
лично услышал от непосредственных свидетелей повторение этих рассказов, я
увидел, что рассказывают они об этом, как об одной из деталей, не
выделяющейся из общего строя треблинского ада. Я поверил в возможность этого
существа.

Действия Цэпфа были нужны, они именно способствовали психическому шоку
обречённых, они были выражением алогичной жестокости, подавляющей волю и
сознание. Он был полезным, нужным винтиком в огромной машине фашистского
государства.

Collapse )

Треблинский ад. часть 2

Оригинал взят у jennyferd в часть 2
Автор - Василий Гроссман.

продолжение, начало - http://jennyferd.livejournal.com/6543820.html

Все эти существа не имели в себе ничего человеческого. Искажённые мозги,
сердца и души, слова, поступки, привычки, словно страшная карикатура,
напоминали о человеческих чертах, мыслях, чувствах, привычках, поступках. И
порядок в лагере, и документация убийств, и любовь к чудовищной шутке,
напоминавшей чем-то шутки пьяных драчунов, немецких студентов-буршей, и
хоровое пение сентиментальных песен среди луж крови, и речи, которые
беспрерывно произносили перед обреченными, и поучения, и благочестивые
изречения, аккуратно отпечатанные на специальных бумажках, - все это были
чудовищные драконы и рептилии, развившиеся из зародыша традиционного
германского шовинизма, спеси, себялюбия, самовлюбленной самоуверенности,
педантичной слюнявой заботы о собственном гнездышке и железного холодного
равнодушия к судьбе всего живого, из яростной тупой веры, что немецкая
наука, музыка, стихи, речь, газоны, унитазы, небо, пиво, дома - выше и
прекрасней всей вселенной.

Так жил этот лагерь, подобный уменьшенному Майданеку, и могло показаться,
что нет ничего страшней в мире. Но жившие в лагере No 1 хорошо знали, что
есть нечто ужасной, во сто крат страшней, чем их лагерь. В трёх километрах
от трудового лагеря немцы в мае 1942 года приступили к строительству
еврейского лагеря, лагеря плахи. Строительство шло быстрыми темпами, на нём
работало больше тысячи рабочих. В этом лагере ничто не было приспособлено
для жизни, все было приспособлено для смерти. Существование этого лагеря
должно было, по замыслу Гиммлера, находиться в глубочайшей тайне, ни один
человек не должен был живым уйти из него. И ни одному человеку не
разрешалось приблизиться к этому лагерю. Стрельба по случайным прохожим
открывалась без предупреждения за один километр. Самолетам германской
авиации запрещалось летать над этим районом. Жертвы, подвозимые эшелонами по
специальному ответвлению железнодорожной ветки, до последней минуты не знали
о ждущей их судьбе. Охрана, сопровождавшая эшелоны, не допускалась даже во
внешнюю ограду лагеря. При подходе вагонов охрану принимали лагерные
эсэсовцы. Эшелон, состоявший обычно из шестидесяти вагонов, расчленялся в
лесу, перед лагерем, на три части, и паровоз последовательно подавал по
двадцать вагонов к лагерной платформе. Паровоз толкал вагоны сзади и
останавливался у проволоки, таким образом ни машинист, ни кочегар не
переступали лагерной черты. Когда вагоны разгружались, дежурный унтер-офицер
войск СС свистком вызывал ожидавшие в двухстах метрах новые двадцать
вагонов. Когда полностью разгружались все шестьдесят вагонов, комендатура
лагеря по телефону вызывала со станции новый эшелон, а разгруженный шел
дальше по ветке, к карьеру, где вагоны грузились песком и уходили на станции
Треблинка и Малкинья уже с новым грузом.

Здесь сказалась выгода положения Треблинки: эшелоны с жертвами шли сюда со
всех четырёх стран света, с запада и востока, с севера и юга. Эшелоны из
польских городов Варшавы, Мендзыжеца, Ченстохова, Седлеца, Радома, из Ломжи,
Белостока, Гродно и многих городов Белоруссии, из Германии, Чехословакии,
Австрии, Болгарии, из Бессарабии.

Collapse )

Треблинский ад. часть 1

Оригинал взят у jennyferd в часть 1
Автор - Василий Гроссман.


I
На восток от Варшавы вдоль Западного Буга тянутся пески и болота, стоят
густые сосновые и лиственные леса. Места эти пустынные и унылые, деревни тут
редки. Пешеход и проезжий избегают песчаных узких просёлков, где нога
увязает, а колесо уходит по самую ось в глубокий песок.

Здесь, на седлецкой железнодорожной ветке, расположена маленькая
захолустная станция Треблинка, в шестидесяти с лишним километрах от Варшавы,
недалеко от станции Малкинья, где пересекаются железные дороги, идущие из
Варшавы, Белостока, Седлеца, Ломжи.

Должно быть, многим из тех, кого привезли в 1942 году в Треблинку,
приходилось в мирное время проезжать здесь, рассеянным взором следить за
скучным пейзажем - сосны, песок, песок и снова сосны, вереск, сухой
кустарник, унылые станционные постройки, пересечения железнодорожных
путей... И, может быть, скучающий взор пассажира мельком замечал идущую от
станции одноколейную ветку, уходящую среди плотно обступивших ее сосен в
лес. Эта ветка ведёт к карьеру, где добывался белый песок для промышленного
и городского строительства.

Карьер отделён от станции расстоянием в четыре километра, он находится на
пустыре, окруженном со всех сторон сосновым лесом. Почва здесь скупа и
неплодородна, и крестьяне не обрабатывают её. Пустырь так и остался
пустырём. Земля кое-где покрыта мхом, кое-где высятся худые сосенки. Изредка
пролетит галка или пёстрый хохлатый удод. Этот убогий пустырь был выбран
гестаповцами и одобрен германским рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером для
постройки всемирной плахи; такой не знал род человеческий от времен
первобытного варварства до наших жестоких дней. Здесь была устроена главная
плаха СС, подобная Освенциму, превосходящая Сабибур, Майданек, Бельжице.

Collapse )

post

Оригинал взят у jennyferd в post
Сегодня Международный день памяти жертв Холокоста.
И сегодня день рождения Ильи Григорьевича Эренбурга (1891-1967).


В годы войны Эренбург был самым известным в СССР публицистом, он опубликовал 1700 статей, которые читали на фронтах, в тылу, за рубежом. Как образно говорили, солдаты Красной армии никогда не делали самокруток из тех газет, где были его статьи. Но Эренбург был бессилен поставить в советскую печать тему Катастрофы евреев, а также упомянуть в своих статьях о подвигах евреев в боях с фашистами. И потому ничего не вышло из благородного дела издания в СССР "Чёрной книги" - пронзительных душераздирающих документов, собранных Ильёй Эренбургом и Василием Гроссманом об убийстве евреев нацистами. Это был их совместный подвиг, огромная работа в последние годы войны.

Image Hosted by PiXS.ru

Публикую подборку стихов Эренбурга военных лет. Они стали известны спустя годы после окончания войны; многие напечатаны уже после смерти Ильи Григорьевича.


* * *
Бродят Рахили, Хаимы, Лии,
Как прокаженные, полуживые,
Камни их травят, слепы и глухи,
Бродят, разувшись пред смертью, старухи,
Бродят младенцы, разбужены ночью,
Гонит их сон, земля их не хочет.
Горе, открылась старая рана,
Мать мою звали по имени - Хана.
1941

БАБИЙ ЯР
К чему слова и что перо,
Когда на сердце этот камень,
Когда, как каторжник ядро,
Я волочу чужую память?
Я жил когда-то в городах,
И были мне живые милы,
Теперь на тусклых пустырях
Я должен разрывать могилы,
Теперь мне каждый яр знаком,
И каждый яр теперь мне дом.
Я этой женщины любимой
Когда-то руки целовал,
Хотя, когда я был с живыми,
Я этой женщины не знал.
Мое дитя! Мои румяна!
Моя несметная родня!
Я слышу, как из каждой ямы
Вы окликаете меня.
Collapse )

РОЖДЕСТВО В ПРАГЕ

Во второй половине декабря у нас были гости из Украины. Их дни были заполнены до отказа всё время перед католическо/лютеранским рождеством. Музеи, прогулки по Дрездену, рождественские ярмарки, магазины...
25 декабря, в сам праздник, в городе полнейшая тишина, ничего не работает кроме двух дежурных супермактов "Лидл" и мы решили поехать в Прагу. Благо дело только что открылось движение по новому автобану и до Праги всего два часа езды рейсовым автобусом.
По прогнозу должно было быть пасмурно, но без дождя и в районе +5.
Прогноз обманул и весь день с 11 до 16 лил дождь с очень сильным ветром. Зонт сломался при первой же попытке его раскрыть. Но поездка всё равно удалась, было интересно.

Вацлавская площадь, главная площадь Праги.


Рождественские рынки в Праге с Дрезденским не сравнить, но они работали.
Полицейские тоже иногда хотят кушать



В этот день за 1евро давали 26,2 крон

Нераспроданные ёлки-такие красавицы!



Практически безлюдные улицы в центре...

А мы направляемся в Пражский Град, но оказалось, что это сделать не так просто. В связи с угрозой терроризма на всех входах в Град устроили пропускные пункты со всеми вытекающими.
Раньше смену караула можно было посмотреть без проблем...


До следующей смены караула...


"Кусочек" Храма Святого Вита. Мой объектив это грандиозное здание охватить не мог








такой вот туристический объект


Замочки "на всю оставшуюся жизнь"




На Карловом мосту сегодня нет ни художников, ни музыкантов, ни торговцев сувенирами. только туристы мужественно мокнут под дождём





Уличное кафе с газовыми обогревателями


Вот мы и на Староместской площади. Перед нами Храм девы Марии перед тыном


Здесь расположился главный Рождественский рынок




Справа памятник Яну Гусу(основателю Гуситской(протестанской) церкви, а слева Гуситский Храм Св. Николая. Эта церковь одно время арендовалась для служб РПЦ и император Александр II подарил храму хрустальную люстру в форме царской короны


Дождь на сегодня закончился


Как всегда толпа собралась возле часов на Староместской ратуше


Быстро темнеет и пора домой



Станция метро "Флоренц". Здесь находится одноимённая автостанция , с которой отправляются автобусы в различные
города Европы и в Дрезден тоже (каждый час).












Нету воина страшней, чем перепуганный еврей

Оригинал взят у grimnir74 в Нету воина страшней, чем перепуганный еврей



Одно из самых больших преимуществ ЦАХАЛа в войне – это то, что в критической ситуации у израильского солдата сносит крышу, и он начинает откалывать такие номера, которых и сам от себя никогда бы не ожидал. Ну, например…


Collapse )

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки…

Оригинал взят у grimnir74 в Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки…



Его стихов не найдёшь в школьных учебниках. Кто он? Человек, творивший историю. Мой товарищ, в смертельной агонии Не зови понапрасну друзей. Дай-ка лучше согрею ладони я Над дымящейся...




Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Эти стихи написал 19-летний лейтенант-танкист Иона Деген в декабре 1944 года. Их никогда не включат в школьные хрестоматии произведений о той великой войне. По очень простой причине – они правдивы, но это правда — другая, страшная и невероятно неудобная для тех, кто пишет на своих машинах: «1941-1945. Если надо – повторим».
Иона после 9 класса поехал вожатым в пионерлагерь на Украине в последние мирные июньские дни 41 года. Там его и застала война. В военкомате отказались призвать из-за малолетства. Тогда ему казалось, что через несколько недель война окончится в Берлине, а он так и не успеет на фронт. Вместе с группой таких же юношей (некоторые из них были его одноклассниками), сбежав из эвакуационного эшелона, они смогли добраться до фронта и оказались в расположении 130 стрелковой дивизии. Ребята добились, чтобы их зачислили в один взвод.

Так в июле 41 года Иона оказался на войне.

Девятый класс окончен лишь вчера.
Окончу ли когда-нибудь десятый?
Каникулы — счастливая пора.
И вдруг — траншея, карабин, гранаты,
И над рекой до тла сгоревший дом,
Сосед по парте навсегда потерян.
Я путаюсь беспомощно во всем,
Что невозможно школьной меркой мерить.

июль 1941

Collapse )

Дрезден празднует

24 ноября в 582 раз в Дрездене открылся Рождественский рынок, известный с 1434 года

Самая высокая в Европе Рождественская пирамида